Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

ich

Внесём свою долю в библиосрач

100.52 КБ

Звиняйте за качество, пришлось воспользоваться чужим подручным средством (встроенной камерой на мелком компе), терпения настраивать на лучшее изображение у меня не хватило, пришлось обойтись минимумом. Тем более, зараза на экране показывает хорошо, а сохранишь - чёрт знает, что получается. И даже фотошоп не помог вытянуть.
С другой стороны, так даже более интригующе получилось. Уверена, среди моих друзей немало тех, кто хотя бы две трети опознает без надписей. Победителю - книгу Дегрелля, которая, да, всё же выйдет, правда под другим названием.
Комменты, понятное дело, скрываются.

UPD: Collapse )
ich

(no subject)

Когда-то давно, годах в 90-ых прошлого века я зарабатывала на жизнь, рисуя Собор Василия Блаженного. Делала я исключительно графику, которая получалась у меня почти профессионально. А красками я рисовала так, для души. Получалось приблизительно так:

Collapse )

Можете считать это новогодним поздравлением, потому что на картинке именно зима, если даже и не очень похоже :).
ich

(no subject)

Пьяное

А по поводу добра и зла я вот, что думаю. Зла нет вообще, то есть оно представляет собой полное отсутствие, абсолютную пустоту.
Зло не может быть "эффективным", или, говоря по-русски, деятельным. Оно всегда пассивно в отличие от добра.
Образно (или язычески :)) говоря, мы можем взять две стихии - огонь и воду. Огонь всегда активен, но в то же время ему всегда нужно нечто, что он "пожирает", к примеру, дерево, в коем имеется как стихия огня, так и стихия воды (причём последняя присутствует в нём даже в большей степени), но тем не менее дерево умеет гореть.
Также и зло - суть вода, пассивная, а не активная стихия, каковая начинает преобладать только разрушая. Представим себе замок из песка, сооружаемый детьми на пляже...
То есть добро есть наполненность и переизбыток, зло - нехватка и лишённость.
Но я не исключаю, что последнее вытекает из первого...
ich

(no subject)

Рабочее

Устаю как собака, но это ещё ладно бы, но вот со временем какая-то абсолютная пурга. Ничего не успеваю. Предполагается, что к концу цикла время ускоряется. Бог ли, чёрт ли знает (скорее второй) как оно обстоит в так сказать всемирно-историческом масштабе, но в моей личной жизни, если судить по этому параметру, похоже, действительно завершается некий цикл
Пора, пора - "в деревню, в глушь, под Вятку".

"единственное, что меня гложет, - это сознание того, что я так и загнусь за этой гребанной работой!..." (Л.-Ф. Селин)

***

Чтиво

Генри Миллер "Тропик Козерога"

Очень даже хорошая книжка, и сравнительно с "Тропиком Рака" уровень заметно выше. Меньше эпатажа, больше глубины.
Кстати, хорошее подтверждение абсолютного идиотизма самого намерения "эпатировать" читателя. Просто уверена, что, когда Миллера наконец начали печатать в Америке, множество столь ненавистных ему пуритан покупали его книги только ради того, чтобы потными от похоти ручонками пролистывать страницы в поисках "откровенных" сцен.

Луи-Фердинанд Селин "Север"

После "Из замка в замок" пока немного разочарована. Говорю "пока", поскольку с Селином у меня отношения складывались непросто, чтобы в него врубиться и полюбить мне понадобилось несколько подходов к его книгам. Следует перечитать спустя некоторое время.
Впрочем, есть там хорошая цитата, иллюстрирующая сказанное мною по поводу Миллера: "Уверен,... я требую от вас слишком многого... что за бесконечная нудная рукопись... и вот вдруг вам попадается слово "дерьмо"... ох, как же вы довольны!"

***

И ещё пара вопросов

Первый опять, наверное, главным образом, hgr:

Как произноситься имя Jacopone da Todi? Что "из Тоди" - понятно, а вот само имя, как? Правильно ли это название одного из его произведений - "Гимн святой нищете и её троичному небу"? Сомнения вызывает слово "троичное" (м.б. - тройственное?). Есть ли перевод на русский?
Бог-личность (дословно) можно переводить как личный Бог? Или здесь есть принципиальная разница?

А второй такой.

Эвола цитирует ещё одного автора: "П. ван ден Босх (P. van den Bosch) писал в "Детях абсурда": "Мы призраки войны, на которой мы никогда не были… Открыв глаза в расколдованном мире, мы, более чем кто-либо другой, являемся детьми абсурда. Бывают дни, когда бессмысленность мира тяготит нас как порок. Нам кажется, что Бог умер от старости и наша жизнь лишена цели… Мы не сварливы, мы начинаем с нуля. Мы рождены в руинах. При нашем рождении золото превратилось в камень".

Цитата понравилась, в связи с чем вопрос, переводили ли этого автора на русский? И правильно ли я перевела его имя?
ich

(no subject)

Help

Как принято поизносить на русском:

Rigault (сюрреалист из кругов Бретона)
Norman Phodoretz
N. Mailer
Whitman (Уитмен или Уайтмен?)
Джек Керуак и Ален Гинзберг (это, вроде, правильно?)

thipharet, aqualung, вы, наверняка, этих персонажей знаете.

Кому-нибудь попадался в Сети Макс Штирнер "Единственный и его собственность" или может у кого просто книжка есть?
То же самое по поводу Лотреамона - в частности интресует такая фраза от лица Мальдорора: "Я принял жизнь как рану, и воспретил себе самоубийством исцелить её"?
Переведён ли на русский "Тропик Козерога" Миллера? Есть ли в Сети?
Из какой книги Гессе эта цитата (в эволовском/моём переводе): "Я предпочитаю корчится в пламени дьявольской боли, чем жить в этой атмосфере средней температуры. Тогда возгорается во мне дикое желание сильных эмоций, чувств, ярость против этой плоской, серой, обычной и выхолощенной жизни и жажда расколотить что-нибудь вдребезги, всё равно что - магазин, собор или самого себя; совершать дерзкие безумства… На самом деле я всегда отвергал, ненавидел, проклинал эту удовлетворенность, это безмятежное здоровье, этот жирный оптимизм буржуа, эту сдержанность посредственного, среднего обывателя"?
Немецкое послевоенное молодежное движение Halbstarken - поколение руин?
ich

(no subject)

Источник

Глухо рокочет подземный поток, мощно катит он волны, не ведающие преград в своём безустанном беге. Взламываются пласты земли, и вот на поверхность пробивается струйка…
Шёл мимо путник, губы его ссохлись от жажды… Вдруг, на обочине дороги блеснуло… Вода… Жадно приник к источнику. Много лет бродил он, но никогда прежде не доводилось ему пить такой сладкой воды. "А что - подумалось ему - не поселиться ли мне здесь. Сколько уж странствую по миру, а такой водицы ни разу не пробовал…"
Сказано - сделано. Поставил он дом рядом с источником и зажил в нём. Никому из проходящих не отказывал он испить из источника, всяк мог насладиться живой водицей… Шло время. Рядом с первым домом, выстроились новые, и по прежнему воды источника утоляли жажду всякого страждущего. Молва о той животворной воде пошла по всей округе, и всё больше народу стекалось к селению. Взволновались первопоселенцы: "Чисты воды нашего источника, но идёт к нему всякий, кто из жажды, а кто - из праздного любопытства. Давайте-ка оградим его, чтоб не затоптали, не загрязнили воду его".
Что ж, поставили ограду, воду стали в вёдра набирать, да подавать нуждающимся. Селение росло, многие стали роптать, дескать далеко до оградки-то ходить… Решили тогда соорудить посредине села чашу, чтобы всем удобнее было. Как задумали, так и сделали…
Долго ли, коротко ли, селение разрасталось и глядь не село уж деревянное, а целый город каменный, а чашу так и переносили с каждым разом в центр. Тут уж взроптали те, кто воду носил. "Как же так, трудимся, не покладая рук, от ночи до зари, а ничего с того не имеем". Посовещались горожане и постановили водоношам деньги за их труд выплачивать. На том и порешили.
А город, меж тем, всё ширился. Всё труднее становилось таскать воду до самого центра. Тут один и предложи: "Что мы братья так мучаемся, давайте-ка проложим трубу от самого источника до чаши…". Подумали, поспорили, да и согласились.
Поначалу кое-кто из них по-прежнему ходил к источнику, и вода там сладче, да и источник время от времени расчищать нужно… Со временем всё ленивее становились торговцы водой, и глядишь, вода в чаше стал потихоньку затягиваться ряской, на вкус становилась поплоше. Кто не замечал, а кто и жаловаться начал. Подумали, подумали торговцы, да и решили - пусть те, кто попривык, тухлую воду и пьёт, а кто не желает, тех посылать к источнику, да заодно пусть они его и чистят.
Так и пошло. Глядишь, нет-нет, да найдется сильно жаждущий, его к источнику отправят, он его почистит, и в чаше вода лучше становится. Но всё чаще такие не возвращались в город, а исчезали куда-то насовсем. Потом стало совсем плохо. Рисунок тот, на котором дорога к источнику была указана, то ли по небрежности хранения, то ли по ошибке переписчика, исказился. Пришлось посылать уже на авось. Кто источник найдёт - ладно, ну а ежели - нет, убеждают его "дескать мало жаждал, вот источник тебе и не открылся".
Всё бы хорошо, да вода уж почти совсем протухла и поднялся вокруг ропот. Большинство, особенно из новых поселенцев, никогда в глаза источник не видевших, стали утверждать, что и не было его вовсе, а вода в чаше дескать всегда была и появилась там сама собой, другие, ещё помнившие источник, говорили, что "вина на нас, не правильно живём, вот и вода портится…". Короче, поднялся в городе шум, да гам, глядишь, кто-то уже и за дреколье хватается…
Шёл мимо странник. Прислушался к разговором, усмехнулся. "Чего - говорит, - лаетесь, да в драку лезете, разве один этот источник - много их по всей земле". Что тут началось… Все, как один, даже бывшие противники поднялись против него. "Иди отсюда - кричат - наш источник один и единственный, а что вода его мутной стала, не твоё это дело". Усмехнулся странник и пошёл дальше. Вслед ему неслось: "Безумец!"…
В глухой чащобе, среди непроходимого леса раздаётся еле слышное журчание воды. Почти незаметно, еле слышно пробивается на поверхность чистая струйка воды…
Для кого бьёшь ты источник? Для всех. Каждого готов напоить он, и изжаждавшимся устам вода его - слаще мёда.
Для кого бьёшь ты источник? Для никого. Кому понадобиться лезть в эту глухую чащу, да и зачем?
Чу… шаги… что ищешь здесь ты странник?… Человек подошёл, нагнулся, испил воды и пошёл дальше. Он знает источники бьют не только вдоль проезжих дорог…
Глухо рокочет подземный поток, мощно катит он волны, не ведающие преград в своём безустанном беге. Взламываются пласты земли, и вот на поверхность пробивается струйка…
ich

С другой стороны

Дюкло говорил о Вольтере и Даламбре: "Они, в конце концов, добьются того, что я стану ходить к мессе" (см. Стендаль "Прогулки по Риму" стр. 157).

Нынешние "вольтеры" нередко заставляют меня защищать христианство.