Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

ich

Ненавижу перепосты, но, увы, не сдержалась.

Больно хорош перевод.

Оригинал взят у ir_ingr в РОБЕРТ УИЛЬЯМ СЕРВИС. БАЛЛАДА О ГРОБНИЦЕ ЛЕНИНА
***



Это слышал я в баре у Кэйси:
Савецкаво парня рассказ,
Что свалил с Лубянки для горькой пьянки,
И сумел добраться до нас,
От кровавой звезды уволок во льды
Шрам да выбитый глаз.

Ленин спит в саркофаге, реют красные флаги, и трудяги, к плечу плечом,
Словно крысы, входя — ищут нюхом вождя, прощаются с Ильичом.
Смотрят пристально, чтоб бородку и лоб в сердце запечатлеть:
Вобрать до конца в себя мертвеца, который не должен истлеть.
Серые стены Кремля темны, но мавзолей — багров,
И шепчет пришлец из дальней страны: «Он не умер, он жив-здоров».
Для паломников он мерило, закон, и символ, и знак и табу:
Нужно тише идти: здесь спит во плоти их бог в хрустальном гробу.
Доктора в него накачали смолу — для покоя людских сердец,
Ибо если бог обратится в золу, то и святости всей — конец.
Но я, тавариш, нынче поддал, и открою тебе секрет,
Я своими глазами это видал — других свидетелей нет.

Я верно служил Савецкай стране — чекистом и палачом,
Потому в живых оставаться мне все одно не дадут нипочем;
Тех, кто видел такое — не оставят в покое, будь сто раз себе на уме,
За это дело только расстрела я дожидался в тюрьме.
Но сумел сбежать, а в себе держать больше тайну я не могу,
Бородой Ильича поклянусь сгоряча, разрази меня гром, коль солгу.
На Красную площадь меня занесло — поглядеть на честной народ,
На всякое Марксово кубло, что к Мавзолею прёт:
Толпится там москаль, грузин, туркмен, татарин-волгарь,
Башкир и калмык, латыш и финн, каракалпак и лопарь,
Еврей, монгол, киргиз, казах; собравшись из дальних мест,
Толпа стоит со слезами в глазах, этакий ленинский съезд.
Сколько лет прошло, а их божество закопать еще не пора,
Они — будто плакальщики того, кто умер только вчера.
Я видел их, бредущих в тоске — кротко шепча слова.
У меня, понятно, плясала в башке — водка, стакан или два.
Шла, как всегда, людская чреда, обыденная вполне,
Но с трудом в этот миг удержал я крик, ибо призрак явился мне.
Да, меня отыскал этот волчий оскал: таков был только один,
Никто иной, как зарезанный мной князь Борис Мазарин.

Ты не думай так, что мне б не в кабак лучше пойти, а к врачу,
У алкаша тоже есть душа, я спиртом ее лечу.
Без выпивки мне забыть не дано служение делу зла,
За мной бегущие, как в кино, лица людей и тела.
Но страшнее всех этот черный грех, позабыть я пытаюсь зря,
То, как был убит Борис Мазарин, верный слуга царя.

Его, дворянина, мы взяли врасплох: нам повезло однова.
И мать, и сына, и дочек всех трех прикончили мы сперва;
Мы пытали его, твердя — «Говори!», а он молчал: ишь, каков!
Тогда мы распяли его на двери остриями грязных штыков.
Но он с презрением бросил нам: «Чертово шакальё!
Сто к одному вас я возьму, сгину за дело своё!»
И я задрожал, и ему кинжал в глотку воткнул до конца,
Чтоб затем, в тюрьме, утопить в дерьме готового мертвеца;
Конец казаку, да и всей родне, и они б воскресли навряд…
Только князь шагает прямо ко мне, и местью глаза горят.
(Может, это бред, может, пьяный вздор моей головы дурной?)
Так я увидал мерцающий взор человека, убитого мной.
И в огне его глаз я прочел приказ, он короток был и прям:
Безвольный, тупой, я слился с толпой, скорбно ползущей к дверям.
Не знаю, реален он был иль мним, но строго за ним в аккурат —
Все шел я за ним, все шел за ним, и скоро вошел в зиккурат.

Там свет всегда холоднее льда, и дует вечный сквозняк.
Спотыкаясь, в поту, как в пустоту я сделал по лестнице шаг.
Я кричал бы, да горло сухостью сперло и, его не найдя руки,
Подумал — нет, уж какой там вред способны творить мертвяки!
Увы, надеждам моим вопреки, он сам нащупал меня
Плечо мое зажала в тиски костлявая пятерня.
Не казак удалой, а череп гнилой, проломлен высокий лоб…
Вот и зал, где Ленин лежал, нетленен, всунут в хрустальный гроб.

Ступив за порог я все так же не мог ни вырваться, ни упасть:
Будто клешня вцепилась в меня его ледяная пясть.
Вспоминать не хочу, как к Ильичу мы подошли наконец,
Жестом недобрым к собственным ребрам вдруг потянулся мертвец,
Затрещала рубашка, кости хрустнули тяжко, а потом единым рывком,
Из груди, смеясь, выхватил князь сердца кровавый ком…
Кабы просто ком бы!.. Как выглядят бомбы — я узнал на своем веку.
А он хохотнул, и БОМБУ метнул… прямо в ленинскую башку.
За вспышкой слепящего огня раздался бешеный рев,
И мир обрушился на меня, он стал кровав и багров.
Потом — и вовсе исчез во тьме; я очнулся, едва живой,
Не то в больнице, не то в тюрьме свет мерцал над моей головой;
А рядом призрачная орда ворочалась тяжело,
Из всей толпы в мавзолее тогда одному лишь мне повезло.
Твердили, что все это было во сне — а сны, понятно, не в счет, —
Но по их глазам было ясно мне, что я назначен в расход.

С Лубянки в итоге я сделал ноги, да не о том рассказ,
Не прими за брехню, но я объясню, как дела обстоят сейчас.
Гепеу закон охраняет свой, ему никогда не спех;
Мавзолей на ремонте, так не впервой: он снова открыт для всех,
Там Ленин лежит на все времена — как символ, знак и табу,
И плетутся вшивые племена, благодаря судьбу:
Раз Ленин нетленен — то мир неизменен, протухнет — падет Совдеп,
А не сгнил он покуда, охрана не худо зарабатывает на хлеб.
Но к стеклянному гробу подойти ты попробуй, при этом надо учесть:
Нетленная рожа на воск похожа, но это же воск и есть!
Расскажут тебе про искусство врача, про чудотворный бальзам,
Но там — лишь чучело Ильича, уж поверь ты моим глазам.
Бомба брошена в гроб прямо в лысый лоб, это я увидеть успел.
Все гремит надо мной гул волны взрывной, — а Ленин, выходит, цел?
Я кричу, и пусть дрожит мавзолей: кто придумал такую дрянь?
Не веришь — времени не пожалей, пойди туда, да и глянь.
Ты решил — смутьян безумен и пьян… Нет, я не полезу в раж,
Рубану сплеча: там нет Ильича, там лежит восковой МУЛЯЖ.

Это слышал я в баре у Кэйси:
Савецкаво парня рассказ,
Это был пролетарий с развороченной харей
Представитель народных масс:
Ну, а если поймешь, где тут правда, где ложь –
Стало быть, в добрый час.


P.S. Авторский текст перевода:
http://www.vekperevoda.com/1950/vitkovskij.htm
ich

Я уже не плачу, я просто рыдаю...

http://libertyclub.ru/wp-content/uploads/2010/04/0.jpg

"Во введении переводчик дает забавную критику перевода – сначала “подстрочника”, а потом и машинного перевода. Мол, вот! Нельзя доверять перевод Хайдеггера какой-то там железке! По этому поводу вспоминается история десятилетней давности, когда коллега умудрился настроить Промпт таким образом, что машинный перевод Гуссерля вообще ничем не отличался от перевода, выполненного Молчановым. Кстати, о машинном переводе Жигалкин, видимо, вспомнил неспроста. Он, судя по предисловию, работал не столько с переводом каждого конкретного термина (или “экзистенциала”, если угодно), а с переводом категориальной (извините за такое неприменимое к Хайдеггеру слово) сетки в целом, для чего явно использовал ресурсы контент-анализа. Плюс еще смотрел, как нынче модно, как переводят Хайдеггера на английский. Это технические новации. Есть и какие-то теоретические.

Из контекста я понял, что данный очередной перевод “Что такое метафизика” обоснован какими-то персональными интерпретационными стратегиями Жигалкина в отношении хайдеггеровского Ницше. Что они из себя представляют – я не знаю, да и знать не хочу. Мне вообще совершенно непонятно, зачем наши интеллектуалы так вдруг бросились читать, переводить и издавать Ницше? Что случилось-то? Или, там, в честь какого-то юбилея немцы 20 пфеннигов подкинули? Я не вижу ровным счетом никакой интеллектуальной или практической задачи, которую нам сегодня ставит повестка и которую помогло бы решить чтение Ницше. Вспоминаются лишь истерики по поводу прав на Ницше – скандал между Мироновым и Чубаровым по поводу перевода и издания “Воли к власти”, или повеселившую народ полемику между Перцевым и Свасьяном.

В книжке – ровно два новых перевода: текста “Что такое метафизика?” и избранных глав из курса лекций о Ницше. Сделано все это, по всей видимости, в качестве технической поддержки работы переводчика при создании собственной монографии о Ницше. Какую эти переводы представляют научную ценность, я сказать затрудняюсь.

В заключение предисловия переводчик зачем-то цитирует… Юнгера! О том, как Юнгер хоронил Хайдеггера. Ну, что же, дожили… теперь, для того, чтобы оправдать “русского Хайдеггера” оказывается нужен Юнгер. А кто-то еще сомневался в необходимости борьбы с доминирующими в России практиками переводов национал-социалистов".

Это типа рецензия.

А книгу всем горячо рекомендую. Переводить Хайдеггера безумно сложная задача. Сергей, один из немногих людей, которым она по плечу.
ich

(no subject)

"Невежество Холмса было так же поразительно, как и его знания. О современной литературе, политике и философии он почти не имел представления. Мне случилось упомянуть имя Томаса Карлейля, и Холмс наивно спросил, кто он такой и чем знаменит. Но когда оказалось, что он ровно ничего не знает ни о теории Коперника, ни о строении солнечной системы, я просто опешил от изумления. Чтобы цивилизованный человек, живущий в девятнадцатом веке, не знал, что Земля вертится вокруг Солнца, — этому я просто не мог поверить!
— Вы, кажется, удивлены, — улыбнулся он, глядя на мое растерянное лицо. — Спасибо, что вы меня просветили, но теперь я постараюсь как можно скорее все это забыть.
— Забыть?!
— Видите ли, — сказал он, — мне представляется, что человеческий мозг похож на маленький пустой чердак, который вы можете обставить, как хотите. Дурак натащит туда всякой рухляди, какая попадется под руку, и полезные, нужные вещи уже некуда будет всунуть, или в лучшем случае до них среди всей этой завали и не докопаешься. А человек толковый тщательно отбирает то, что он поместит в свой мозговой чердак. Он возьмет лишь инструменты, которые понадобятся ему для работы, но зато их будет множество, и все он разложит в образцовом порядке. Напрасно люди думают, что у этой маленькой комнатки эластичные стены и их можно растягивать сколько угодно. Уверяю вас, придет время, когда, приобретая новое, вы будете забывать что-то из прежнего. Поэтому страшно важно, чтобы ненужные сведения не вытесняли собой нужных".
ich

(no subject)

Ура! Я - дома!!!

Вкратце пересказываю события последних двух недель. Мои знакомые уехали в деревню, а поскольку сделали они это - в уже привычном для себя стиле - совершенно внезапно, день их отъезда "естественно" пришёлся  мой д.р.  Поэтому я даже не успела сообщить здесь о своём временном перебазировании и поблагодарить тех, кто мне поздравил.
Уезжали они на неделю, которая, опять же, как обычно, плавно перетекла в две.
Две недели в качестве ВРИО родителей четырёх детей (пятую, самую младшую, по-моему настоянию, взяли с собой)  - то ещё развлечение. План по готовке, мытью посуды и прочих радостях многосемейного быта (по сравнению с привычным мне) перевыполнен процентов на 300. О подъёме по будильнику даже говорить не приходится, поскольку сама я в последний раз пользовалась будильником где-то года три тому назад. Уроки, музыкальная школа и пр. это тоже отдельная тема.
Но, как выяснилось, самым ужасным для меня стала невозможность побыть в одиночестве более четырёх часов в день. Более того, с работой тоже завал. Чисто по объёму сделала почти всё, что собиралась за это время, но по качеству это просто мрак; придётся, править, править и править. (К слову, из переведённого есть одна забавная глава - "Психоанализ горнолыжного спорта", где Эвола, сравнивая этот вид с альпинизмом, довольно подробно рассматривает сущностное и смысловое различие этих двух видов, заключающееся в том, что в первом случае речь идёт преимущественно о спуске и падении (т.е. о подчинённости силе тяжести), а во втором, о восхождении, т.е. о преодолении этой силы. (Что представляет особый интерес в свете увлечений нашего президента и нынешней элиты в целом).
Короче, завтра отдаю долг, жду тех, кто собрался наконец отметить дважды откладываемое и столь знаменательное для всего человечества :) событие, как моё  появление на свет, а после этого неделю-две буду наслаждаться тишиной и молчанием.   
___

P.S. Артур, запоздало поздравляю с общим для нас днём рождения (и, насколько помню, закончить перевод Лосского надо к середине ноября?), Мария, прощу прощения, но завтра на семинар я просто не в силах приехать.

P.P.S. Саш (nepomnyashy), прости, что так и не смогла к тебе выбраться, надеюсь Калугин доехал и всё объяснил.

P.P.P.S. Александр, Ярослав, сил звонить другим уже нет, так что с остальными соорганизуйтесь, пожалуйста, сами. Относительно наличия съестного в моём доме вы давно уже в курсе (правда, пельмени ещё остались  - Алексей, говорила тебе, не покупай так много! :)), так что сообразите по обстановке.
ich

(no subject)

Ну вот, опять что-то с комментами. Ладно отвечу здесь.

для gomelyuk:

Мне приятно, что Вы перепутали меня с Ницше :). Пишет вообще-то он, я только перевожу (и, кстати, в черновом варианте, так что могу встречаться глюки).
Но в целом я даже довольна: "...мы готовы согласиться с тем, что с Ницше возможна только Auseinandersetzung (нем. - дискуссия). Как известно, это тезис Хайдеггера. Но, если для него необходимость Auseinandersetzung (см. к примеру "Nietzsche", II, стр. 257-63), вытекает из того факта, что в Ницше находит свое окончательное завершение метафизика, то для нас, напротив, это продиктовано тем, что его мысль, имеющая пророческий характер, по необходимости является незавершенной и предварительной" (Ваттимо).
Так что спорить с Ницше не только можно, но и нужно.
Тем не менее, мне кажется, в данном случае Вы не совсем поняли основной посыл этого афоризма. Именно слово "боль", "страдание" здесь ключевое. Похоже, Ницше размышляет над тем, что писал Достоевский о различии в перенесении наказания разными каторжанами. Один страдает от тяжёлой работы, для другого, та же работа - удовольствие (например, за счёт возможности забыться или возможности побыть за пределами каторги на свежем воздухе и т.п.). Для поляков мучительно уже само пребывание среди русского простонародья, для Достоевского, напротив. Именно поэтому "единообразность применения наказания" не обеспечивает "соразмерности наказания преступлению".
Обобщая даже можно сказать, что всё "Преступление и наказание" об этом. Поэтому до сих пор и ведутся споры, раскаялся Раскольников или нет.
Страдания же жертвы принимать в расчёт действительно не имеет смысла. Предположим, преступник замучил жертву. Вы избираете ему в качестве "равноценного" наказания пытки. А он - садомазохист, в таком случае для него ваше наказание скорее станет удовольствием, нежели противоположным. Точно также известно, что многие приговорённые к пожизненному заключению за убийство, предпочли бы смертную казнь.
Поэтому Ницше и говорит о сложности определения шкалы удовольствия и неудовольствия.
Правда, что из этого следует... вот действительно вопрос.

И спасибо за ссылку.

для Тимофея:

Вы правы, со словом исключительно я, конечно, завралась. Сама обратила внимание, но было лень исправлять. Видимо стоило бы использовать столь же "крылатое" выражение "Политика - грязное дело".
Но всё же мне представляется, что основная мысль в целом верна. И не противоречит Плутарху, поскольку если верно, что "полновластье... делает явными глубоко спрятанные пороки", то точно также оно может выявлять и скрытые добродетели.
Кстати, а дальше он возвращается, как обещал, к этому вопросу?

для rms1:

Поищите, пожалуйста. Чем больше материала, тем лучше.

***

А ещё мне приснился сон. В Ираке состоялись президентские выборы. Со значительным перевесом победу одержал Саддам Хусейн.
ich

(no subject)

Насколько я поняла Батая, для него "вопрос вопросов", даже не хайдеггеровское "почему всё что есть, вообще есть", а скорее "почему нас собственно это волнует".
Это мне нравится.

Даже придумала анекдот на тему:
Восьмой день творения. Взглянул Бог ещё раз на всё им созданнное. "Хорошо-то, хорошо, но на фиг я это сотворил". Подумал, вздохнул и... сделал человека.

***


Моя добродетель

Положим мои душевные движения не всегда безупречны. Но моё достоинство в том, что я это замечаю.
Впрочем, это не значит, что я в них раскаиваюсь или борюсь с ними. Я просто им удивляюсь или смеюсь над ними.

***

Запомнить: caput mortuum - бренные останки

***

Почему я не революционер?

Потому что избежала главного искушения - сострадания к людям, которое, как ни крути, есть лишь оборотная сторона презрения к ним. К "маленьким людям", "обывателям", назовите как угодно.
По мне в общей экономии сущего они столь же необходимы, как и люди выдающиеся. Можно сказать "навоз" и стать революционером, а можно - "удобрение", и остаться консерватором.

***

Любопытно, почему согласно ведийским воззрениям, боги не моргают.